СЕВЕРНЫЕ ПРОСТОРЫ 3

Около времени «сотворения мира» племена кельтеминарской культуры, обитавшие в районе Арала, из-за засухи двинулись на север, врезавшись в уральский языковой массив и разделив его на  финно-угорский запад и самоедский восток. В Поволжье, у Самарской луки и дальше к Уральским горам обнаружено много лошадиных костей. Там люди приручали лошадей. Археологи говорят о смешении в этих краях северного населения с южным.  Вероятно, арийцы так и сложились ― при смешении угров с кельтеминарцами («кавказцами»?). Именно в это время, по Старостину, существовал единый арийский язык. Некоторые учёные (Сверчков) склонны считать арийцами кельтеминарцев.

Арийцы вскоре распространились на запад, заняв земли в бассейнах Дона и Днепра. От Днепра до Волги сложилась ямная культура, как бы центральная для арийцев. Северо-западная группа в 1150-1750  от «сотворения мира» (сейчас 7529 год по этому счёту)  расселилась по низменностям вдоль берегов Балтики («европейцы»). Другие − поднявшись по Днепру, вышли на Волгу и Оку. В лесах они столкнулись с «причёсанными под горшок» староевропейскими рыболовами. На юго-запад от арийцев, между Дунаем и Днепром, в то время располагалась трипольская культура, в которой была уже освоена добыча и выплавка меди. Основой жизни служило сельское хозяйство. Трипольцы жили в глинобитных домах, отапливаемых печами. Иногда строили двухэтажные дома. На позднем этапе развития этой культуры вокруг посёлков стали строить укрепления. На Южном Буге существовали города площадью до 450 га (2×2,5км), с населением примерно по 20 000 человек.

На востоке арийцы тогда, вероятно, занимали все степи до Алтая. Приблизительно в 2500-4500 годы в Минусинской котловине (на Енисее) существовала афанасьевская культура, а китайские хроники сообщают о светловолосых людях на севере и западе (динлины, жуны, ди). Афанасьевцы умели выковывать медные украшения, но орудия у них были каменными, а посуда из глины и дерева. Наряду с сетевым рыболовством и охотой, они занимались разведением коров, лошадей, овец. Жили оседло. Покойников хоронили в курганах. В Половецкой степи, на  Ишиме, выявлена группа памятников 2000-3500 годов,    происхождение которых явно не обошлось без кельтеминарского участия. К  ним    относится,   в числе прочих, поселение Ботай, где изготовлялся кумыс и впервые в мире применена сбруя. Вероятно, и эти культуры принадлежали арийцам. По Старостину хеттиты, которые ушли в Анатолию, отделились от арийцев около 840 года, тохары ― около 1700. Ботайцы вполне подходят на роль тохаров, язык которых был близок древнеарийскому.

После 3300 года вышедшие из ямной культуры фракийцы ассимилировали трипольцев.  Таврию в 3000-3500 заняла катакомбная культура. Это были собственно арии, сформировавшиеся на севере Мидии. (В языках Авесты и Ригведы отсутствуют финно-угорские включения, что было бы вряд ли возможно, если бы арии формировались в Степи). В 3600-3900 годы арии-«колесничие» распространились на восток, в Арею и Бактрию, а затем и на запад, в Митанни (северная Сирия).  Сатемизация арийских языков (в основном это замена некоторых заднеязычных согласных щелевыми) происходила, вероятно, вследствие проникновения в арийскую среду иноязычного компонента. Этим компонентом мог быть «субарейский» язык, распространявшийся из Закавказья. И именно та территория (Кавказ), где он распространялся, и подверглась полной сатемизации. Там и сложились  собственно арии. Старостин определяет время выделения ариев 2800 лет от сотворения мира, а разделение их на иранцев и индийцев – 3500 лет.

Известная в древней Месопотамии страна Субарту, вероятно, простиралась на север далеко за пределы шумерских представлений. Жившие там черезполосно кавказцы (хурриты, урарты) и арийцы занимали пространство от Сирийской пустыни до излучины Волги. На юге  этого пространства около 3900 года образовалось государство Митанни, а на севере ещё полутысячелетием раньше   возникла «Страна городов», в которой были десятки укреплённых поселений, подобных сирийским. Может быть, тогда и был занесён на север древний топоним «Субир». В городе «Синта́шта», в бассейне Тобола, с 3400 по 3700 годы от сотворения мира жили люди. Его кольцом окружали  деревоземляная стена и ров. Южные ворота были обращены к реке, северные — к храму и кладбищу. Местную керамику украшала свастика. В одном из поселений обнаружена древнейшая в мире боевая колесница, датированная (по С14) 3482 годом. Недалеко от Синташты находится и  Аркаим (3300-3900 года). Подобные крепости известны в Закавказье (3700-3800), а более ранние аналоги (3000-3500) есть только в Сирии. Влияние из страны Субарту (культура убейд, в северной Сирии) достигло Кавказа ещё при «сотворении мира». Именно пришельцы с юга возводили там крепости, на которых позже поселились степняки. Значительное число сельскохозяйственных терминов ближневосточного происхождения в арийских языках объясняется интенсивным культурным влиянием. Среди этих слов заимствованые у семитов ягнёнок, жернов, секира; шумерские корова, руда, дверь, гора. Но больше всего кавказских слов: коза, поросёнок, овёс, ягода, рожь, лён, село, дол, мёд, ключ, творог, сыр. Да и шумерские и семитские, скорее всего, пришли к арийцам через кавказское посредство.

В 3000-3500 годы нынешние арийские языковые семьи существовали ещё в качестве единых языков: арии (сатем), европейцы и псевдотохары (кентум). Языки культур, располагавшихся на Дону, Днепре и Оке, точно не известны. Вероятно, из них впоследствии развились фракийские, балтские, славянские. Возможно, существовали ещё какие-то, исчезнувшие потом.   Есть косвенные свидетельства этого в балтских и славянских языках. В эту, утерянную позднее семью, вместе с предками балтов и славян, могли входить киммерийцы и дахи.  Этнонимы «дахи», «даки», «даи» тысячелетием позже были распространены по всей степи. Страбон помещал даев к востоку от Каспия, указывая, что они выходцы из Приазовья, а к западу от Чёрного моря он указывал даков («они же и даи»). А в Хорезме  долго сохранялись «элементы, присущие фрако-фригийскому кругу». Существовали ещё иллирийские языки, к которым, возможно, относился язык венетов. Считается, что иллирийцы пришли на Балканы с севера, и это подтверждается наличием в албанском слов близких литовским и латышским.

Фатьяновская культура, время существования которой (3000-4000) совпадает с балто-славянским единством (по Старостину), занимала земли в бассейне верхней Волги. По модели Шмидта, это единство могло включать и предков фракийцев. Полтавкинцы же по этой модели, могли быть предками албанцев, иллирийцев, армян.  Основным занятием фатьяновцев было скотоводство (свинья, овца, коза, корова и лошадь). Помощником человека в хозяйстве была собака лайка. Проникновение синташтинских племен на Русскую равнину привело к формированию в 3360х  в лесостепи абашевской общности. Её основой стало фатьяновское население (балто-славяно-фракийцы).  Значительный вклад внесла и суртандинская культура, населённая, скорее всего, уграми.  После 3500 года абашевцы расселились на восток  и северо-запад, подчинив соседей.  В дальнейшем в лесостепи от Северского Донца до междуречья Яика и Тобола распространилось стойловое скотоводство с преобладанием коров и свиней. В степи в то время укоренилось отгонное скотоводство. Оно предусматривало проживание женщин и детей в долинах рек, где выращивали ячмень, пшеницу, разводили свиней, коз, ловили рыбу. Мужчины больше времени проводили со стадами коров, овец и коней на летних степных пастбищах. Весной скот в сопровождении вооружённой охраны гнали далеко в степь, а осенью возвращали на зимовку. Выплавка и обработка «чистой» и мышьяковистой меди, а также серебра была организована на реке Белой  и в предгорьях Урала. Абашевцы не укрепляли свои посёлки – поначалу они не нуждались в защите. Однако отпор получали: в Марий Эл найдено погребение 27 человек, почти каждый костяк там повреждён топором или стрелами.

В Минусинской котловине афанасьевцев к 3500 сменила монголоидная окунёвская культура (енисейцы, предки кетов). Окунёвцы делали повозки, знали бронзолитейное дело, разводили овец и коров. Они рисовали на каменных стелах животных и чудовищ −  трёхглазых, с огромным ртом, рогами, длинными ушами и всевозможными отростками. На верхней Оби жили самоеды. К 3900 годам  синташтинская общность распространилась по Половецкой степи до Алтая, включив  местных арийцев и угров, а затем разделилась: от Яика до Иртыша  сложилась алакульская культура (видимо, угры), за Иртышём  − фёдоровская (вероятно, псевдотохары), в Приаралье − тазабагъябская, сформировавшаяся из местных племён и пришлых «дахов». Иссушение климата вынуждало захватывать новые территории, тесня местных немногочисленных охотников. Постепенно арийцы,  уходя всё дальше на восток,  проникли в Ганьсу и Ордос.

Фёдоровцы сжигали умерших, а  над могилами сооружали каменные ограды. В Рудном Алтае они  добывали  олово и поставляли бронзу в Бактрию. Затем расширились до Минусинской котловины, вытеснив окунёвцев и стали поставлять металлы по Иртышу и по Оби вплоть до Урала (Турбино) и далее до Волги (Сейма). Вслед за ними бронзолитейное производство освоили многие народы. Характерные металлические изделия того времени обнаружены в большом количестве погребений от Монголии до Финляндии. Все основные «сейминско-турбинские», как их называют, некрополи (3840-4170) расположены вдоль крупных рек.

В то время климат стал более засушлив, и в стадах возросло количество овец и лошадей, которые лучше приспособлены к кочеванию и тебенёвке.  Степь  и лесостепь охватили  интеграционные  процессы,  исходившие от Оби.  Распространилась культура валиковой керамики.  Валики иногда появлялись  и ранее в  лесостепных  культурах угров, связь  которых с   фёдоровцами  не  вызывает  сомнений.  В   результате   на Волге  к 4100 сложились  андроноидные культуры. В частности в 3900-4000 в лесостепном междуречье Дона и Волги сложилась срубная культура (киммерийцы). Там умерших хоронили в срубах в согнутом положении, на левом боку, укладывая кисти рук перед лицом. Над могилами часто насыпали курган. С ними распространялась и сейминская оловянистая бронза, принесённая из Западной Сибири. Срубники  расселились в Диком поле в 4000-4500, изгнав ариев. В низовьях Дона арии даже построили каменную крепость, но не смогли её удержать. Киммерийцы быстро заняли Таврию, оттеснив одних ариев от  Дона к низовьям Днепра, других ―  к горам Кавказа. Позднее срубники продвинулись и на восток до западной части Ферганской долины и Ташкентского оазиса (дахи).

Срубная культура была оседло-земледельческой и представлена на Волге и в Таврии многочисленными поселениями с жилищами типа землянок, площадью до 100 м2. Поселения находятся на первой надпойменной террасе. Их обитатели занимались также разведением коров и овец, лошадей и свиней. Бронзу отливали в каменных формах или по восковой модели. Металл привозили с Урала или из Трансильвании. Бронзолитейщики могли быть и бродячими. В 4200-4500 встречаются слегка углублённые в землю наземные жилища, состоящие из нескольких помещений. В жилищах были очаги из камня или глины, иногда ― купольные печи. Орнаментация сосудов состоит из валика под венчиком, изредка встречаются гребенчатые узоры. Покойники клались в скорченном положении на боку, с кистями согнутых в локтях рук у лица. У головы или перед лицом покойника ставился горшок. Из металлических вещей в погребениях нередко находятся ножи, височные кольца, пуговицы. Расположение поселений, находки серпов и зернотёрок, и многие другие данные свидетельствуют о земледельческо-скотоводческом хозяйстве. Большинство исследователей считает эту культуру киммерийской (это дахи).

Лингвисты считают, что балто-славянское единство распалось примерно за две тысячи лет до рождества Христова (3600 от сотворения мира). Старостин даёт более познюю дату ― 4300. В это время, на пространстве от Вислы до Немана, в результате консолидации группы арийцев  сформировалась тшинецкая археологическая культура (3600-4500), распространившаяся затем по Припяти и Десне. Около 4500 года эта общность распалась. На Польской низменности и прилегающих к ней землях её сменила лужицкая культура (4300-5200), носители которой говорили на различных арийских (индоевропейских) диалектах. Возможно, их общим названием было «венеты». Из восточно-тшинецкого (комаровского)  корня возникли и белогрудовские племена — генетическая основа среднеднепровских «скифов-пахарей». Сложившаяся к 4600 годам на основе белогрудовской и комаровской чернолесская культура, возможно, была славянской. Около 4700 года в неё влились мигранты с Дуная и Днестра, а площади поселений увеличились с 1-10 га, до 100. Вероятно, там сложились отдельные племена под властью жрецов. После 4900 года из-за ограбления скифами население обеднело. Вместе с тем выросли поселения, укреплённые рвами, валами и деревянными стенами, а плотность населения возросла.

Одна идея о “СЕВЕРНЫЕ ПРОСТОРЫ 3

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *