НОВОЕ ВРЕМЯ 4

После 1648 года католичество сохранялось только в Италии, Испании, Португалии, Франции, на юге Германии и в Польше. Иезуиты стали его каркасом. При этом они неизбежно погружались в светские дела: политику и торговлю. И эти дела вынуждали во многих случаях отступать от убеждений, идти на уступки в вопросах морали. Влияние иезуитов раздражало Бурбонов, которые занимали престолы Франции, Испании и Неаполитанского королевства. Папы через иезуитов навязывали им свою политику. В конце концов, под давлением Бурбонов  орден в 1764 году был распущен. Он сохранился только в Польше, вошедшей в то время в состав России. Из протестантов самой большой конфессией стали лютеране, в среде которых распространялся рационализм и деизм (представление о «спящем» Боге). В Англии, с ростом  её силы, росло и англиканство (эти протестанты всего лишь не признают папу). Кальвинисты (пуритане) были запрещены и изгнаны из Англии, многие из них уехали в Америку. Туда же отправились и французские гугеноты после отмены Людовиком XIV Нантского эдикта, разрешавшего кальвинизм на территории Франции. От англикан отделились другие протестантские исповедания: квакеры, баптисты, методисты. У квакеров не было ни церковной иерархии, ни облачений, ни храмов. Они обращались ко всем на «ты» и не брали в руки оружия. В Америке они поселились в Пенсильвании. В 1830 году в Америке появились мормоны. Эта церковь была основана «обретением» «Книги Мормона», в которой описаны «события», происходившие в Палестине во времена рождества Христова и переселение неких людей в Америку в  600 году. Несмотря на погромы и тюремные наказания, движение мормонов росло и ширилось. Из штата Нью-Йорк мормоны переселились в Миссури, а потом в Юту. Меннониты (бывшие анабаптисты-коммунисты), надеющиеся на установление царства Божьего на земле распространились в Германии. Распад христианства вызвал отпадение многих от церкви, и распространение атеизма. В Европе появились коммунисты-атеисты, выступавшие против права собственности, и анархисты, которые отрицали также и государство. Эти движения тоже ставили цель построения рая «в этой жизни», но уже «своею собственной рукой». К середине XVIII века в Европе широко распространилось масонство. В 1774 году в ордене «Рыцарей Востока» состояли двенадцать принцев и царствующих особ. Практически все ордены возглавлялись государями, или их родственниками. Текущая работа лож была поручена тайным эмиссарам, среди которых часто встречались авантюристы. Например, шпион Стюартов и одновременно слуга Ганноверов Михаил Рамзэ, мечтавший о «масонской космополитической республике».

Теорию социального прогресса первым изложил аббат Сен-Пьер в книге «Замечания о непрерывном прогрессе всеобщего разума» (1737). «Рассуждения о последовательном прогрессе человеческого разума» Тюрго (1750) и «Очерки исторической картины прогресса человеческого разума» Кондорсе (1794) стали идейными предпосылками позитивизма. Тюрго ещё сохранял веру в провидение Божье как источник общего хода истории, но его антиклерикально настроенный ученик Кондорсе уже верил в «естественный» закон прогресса, который «почти так же надёжен, как и закон природы».

Культ Разума впервые проявился во время французской революции:  осенью 1793 года герцог Фуше (впоследствии министр полиции) организовал празднества в его честь. Церемонии сопровождались карнавалами, парадами, принуждением священников отрекаться от сана, разграблением церквей, уничтожением или оскорблением икон, крестов. Приверженцем  культа Разума объявил себя маркиз де Сад. Он отрицал деление общества на сословия, признавая лишь деление на властителей и рабов. Считал убийство благом для общества (чтобы не было  перенаселения).  Он проповедовал гедонизм, отрицал Бога и все общественные и религиозные ограничения и  утверждал, что мораль относительна. Именно де Сад внедрил в литературе приёмы шокирования читателей, использованные впоследствии сюрреалистами, экзистенциалистами и массовой культурой. Робеспьер протестовал против насаждения нового культа,  заявляя, что Конвент отнюдь не думал упразднять католичество. Он был решительно против атеизма, как мировоззрения аристократического, и говорил, что «идея великого существа, блюдущего угнетенную невинность и карающего торжествующее преступление, является чисто народной идеей». Богатым и свободным от забот о пропитании легко было рассуждать на отвлечённые темы и даже подвергать сомнению самые основы христианской веры. Те же, кто вынужден был в поте лица добывать свой хлеб, не имели гарантий успеха, и в случае неудачи вынуждены были просить помощи у церкви или у других людей. Поэтому смысл коллективизма для них был очевиден, и от христианства они отойти не спешили. Да ведь, христианство изначально было религией обездоленных!

Рационализм во всём стремился докопаться до истины. В экономике он требовал определить самый источник богатства. Французская школа физиократов видела его в земледелии, поскольку все питаются тем, что растёт из земли. Основатель этой школы Кёне разделял всё общество на классы:  земледельцев (фермеры и батраки), собственников (землевладельцы и король) и «бесплодный класс» (промышленники, торговцы и их работники). Физиократы считали правильным уничтожить торговлю и промышленность, а крестьян объединить в большие рационально организованные хозяйства, которыми будут управлять землевладельцы, подчинённые королю.

 Маркиз Гурнэ и англичанин Смит, развивая взгляды меркантилистов, видели источник богатства в международной торговле. Смит считал естественными рыночные отношения, в которых поведение человека основано на личных  корыстных интересах. «Невидимая рука рынка», по его мнению,  «подталкивает» поставщиков к пониманию выгоды других людей, а всех вместе к росту богатства всего общества; и эта система, основанная на эгоизме, выглядит самодостаточной. Смит также изложил теорию трудовой стоимости (определив стоимость товара затратами на его производство), которую он отличал от меновой стоимости, возникающей при  обмене товаров. Меновая стоимость к трудовой не имеет отношения. Но если меновая стоимость товара оказывается ниже трудовой, то товар не стоит производить – продашь себе в убыток.

Обе школы были по-своему правы. Только физиократы говорили о достатке, а меркантилисты об избытке. Достаток в действительности создаёт сельское хозяйство. Торговля ничего не создаёт – она перераспределяет уже созданное. При этом избыточные продукты (товары) концентрируются у кого-то из партнёров потому, что обмен никогда не бывает эквивалентным. Поэтому, собственно, у воров и у торговцев один бог – Меркурий (он же Гермес!).

Однако самый рационализм опирался лишь на личный разум конкретного человека. Но это слабая опора! Другой человек может рассудить иначе. В этом главная слабость рационализма – он индивидуален. (Мы умы, а вы… увы!) Это порождает эгоизм. Другой недостаток рационализма в том, что он абстрактен («Гладко было на бумаге, да забыли про овраги»). Первыми это осознали англичане. В XVII-XVIII веках в Англии рационализм  уступил  эмпиризму, полагающему основой знания не разум, а ощущения. Такого мнения придерживались Локк, Юм, Беркли. Юм, впрочем, считал, что и причины ощущений мы не знаем, поэтому всякая теория основана на вере в неё. Поиск более надёжного «основания» привёл Беркли к агностицизму (непознаваемости мира): он полагал, что существует только воспринимающий (сигналы), и воспринимаемый, а всё остальное фиктивно. Хотя, по большому счёту, Беркли не сделал открытия − святой Августин и францисканец Оккам говорили приблизительно то же самое.

В Англии рационализм был подвергнут критике  с позиций традиционализма.  Англичанин  Бёрк (1790) осуждал метод просветителей, основанный на рационализме. Бёрк утверждал, что «общественного договора» не могло быть, так как человек родившись, уже оказывается в обществе. Отношения между людьми существовали всегда, и постепенно развиваясь, они образовали современное государство. Общество, считал Бёрк, нельзя переделать по каким-то умозрительным схемам. Надо изучать и оберегать существующие законы, традиции и даже предрассудки, потому что в этом хранится исторический опыт народа. Его надо беречь, и если необходимо что-то менять, то к этому надо подходить осторожно. «Парижские философы, − считал Бёрк, − в высшей степени безразличны по отношению к тем чувствам и обычаям, на которых основывается мир нравственности… В своих опытах они рассматривают людей как мышей». Он считал, что идеи просветителей подорвут традиционные отношения между людьми, человек окажется в одиночестве, и будет испытывать неизбывный страх перед миром.

При Людовике XIV возобладал классицизм, который есть художественное выражение рационализма. В живописи классицизм опирался на античное искусство, причём большое значение имела выраженная художником гражданская позиция. Этот стиль господствовал и во время революции, и во время империи. При Наполеоне в архитектуре классицизм превратился в величественный стиль ампир, распространившийся по всей Европе. Но уже в начале XIX века господство рационализма стало вызывать неприязнь. Проявление чувств, считавшееся дикостью во времена барокко, было оправдано романтиками. Литература обратилась к  страданиям и судьбе отдельного человека – героя и борца. В Германии первыми на этом пути были Шиллер и Гёте. Немецкий романтизм смотрел в прошлое или обращался к сказкам. В дальнейшем было заявлено, что искусство должно отражать жизнь, и во второй половине XIX века явился реализм, отражавший общественную потребность прояснения отношений, возникших между людьми после грандиозных изменений вызванных индустриализацией и урбанизацией. Это было мощное литературное течение. Достаточно назвать лишь Бальзака, чтобы уже стала ясна его сила.  Живопись к тому времени достигла абсолютного технического совершенства. Далее оставалось рисовать уже не предмет, а его видение зрителем. Для этой цели необходимо было изобразить состояние атмосферы между предметом и зрителем –  «пленэр» (чистый воздух). Этим и занялись импрессионисты в самом конце XIX века. А литературный реализм в то же время выродился в натурализм (Мопассан, например).

В Англии классицизм рано появился в литературе (Дефо, Свифт). Свифт считал, что, предоставленный самому себе, человек неизбежно скатится к скотскому аморализму.  Нравственного прогресса человечества он не видел (скорее наоборот, отмечал деградацию), а к научному прогрессу он относился скептически.  Он считал, что либерализация религиозного законодательства приведёт к размыву, а в перспективе — к «отмене» и христианства, и всех связанных с ним моральных ценностей. Потом в Англии возобладал сентиментализм, обращённый к жизни отдельного человека. Романы Ричардсона и Стерна были особенно популярны среди женщин, которым более важны всегда дела личные, а не общественные. В XIX веке в архитектуре господствовал «викторианский стиль», который за пределами Англии называли «эклектикой». В нём были смешаны элементы всех предшествовавших стилей.  В английскую литературу  проник реализм (Диккенс), сменившийся к концу века неоромантизмом (Стивенсон, Киплинг).

Во множестве княжеских дворов Германии в XVIII веке появились придворные оркестры, где развивалась симфоническая музыка. Особенно выдавалась в этом отношении Вена. Там сошлись музыкальные миры Италии и Германии. В начале XIX века проявились романтические тенденции в творчестве Бетховена, и более отчётливо у Шуберта. Во Франции после реставрации особенно успешной стала оперетта, наполненная сатирой на современное общество. Фактически, сатира эта переходила за грани нравственности, и не столько обличала пороки, сколько вообще отвергала традицию. В том числе и традиционную мораль. В 1874 опереточные авторы Бизе и Галеви создали оперу «Кармен», которая была настолько аморальна, что даже в тогдашнем Париже провалилась. Однако упорное навязывание её в дальнейшем привело к её принятию публикой, и соответственно к падению нравов.

Революционный романтизм немецких философов противостоял рационализму, но не отрицал его. Профессор из Кёнигсберга Кант написал специальный трактат, в котором указал четыре положения, по которым человеческий разум не способен принять решения. Так была доказана ограниченность разума человека. Кант исследовал возможности «чистого разума» (не опирающегося на знания, полученные из опыта), рассматривая противоречивые высказывания, справедливость которых нельзя доказать. Например: мир конечен / мир бесконечен;  существует первопричина мира / не существует первопричины мира. Он выделял изначальные понятия, которые существуют до всякого опыта (протяжённость, время); знания, полученные из опыта; и то, что не удаётся познать («вещь в себе»). Его последователи, немецкие философы, рассматривали вопросы об изменчивости мира, достоверности наших представлений о нём. Развивая учение Канта, Гегель создал диалектический метод исследования, заключающийся в разрешении противоречий. Тезис, которому есть противоречие (антитезис), следует согласовать с антитезисом. В результате получается новое знание (синтез). Гегель говорил, что там, где нет противоречия, не может быть и истины. Он выдвинул положение «свобода есть осознанная необходимость». Маркс, используя диалектику Гегеля, отказался от его идеализма и стал считать мир идей прямым отражением внешнего (материального) мира в человеческих умах. (Грубо говоря, «Как я вижу, так оно и есть»). Исходя из этого положения, он (вслед за Сен-Симоном) признал основанием политики, культуры и религии экономическую жизнь.

В конце XIX  века проявилось течение, названное «философия жизни».  Его сторонники (Ницше, Бергсон) полагали, что жизнь не может быть определена рационально: она возникла неизвестно как, и течёт неизвестно куда.  Основным фактором Ницше считал волю к власти, понимаемую как подчинение окружающего мира. Это напоминало появление христианства в Римской империи на фоне торжества античного рационализма. Но если Христос был «живой Бог» в образе человека, возвещавший любовь,  то «философия жизни» проповедовала эгоизм. Ницше прямо отвергал христианство.

Одна идея о “НОВОЕ ВРЕМЯ 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *